m_a_d_m_a_x (m_a_d_m_a_x) wrote in ua,
m_a_d_m_a_x
m_a_d_m_a_x
ua

Category:

Наследие. Ободовка. Дворец Собанских. Часть 2.

Текст и часть фотографий приведенных в данной статье использована с любезного разрешения Сергея Котелко, из его большого и многостороннего труда, после майского 2008 года посещения Ободовки (http://www.sergekot.com/obodovka-chast-i/). Текст с того времени не потерял актуальности. Мои фотографии апреля 2015 года дополнят повествование.

Немного истории...
Михаил Собанский был крупным торговцем хлебом в Одессе. Принадлежавший не то ему, не то его брату огромный "хлебный магазин" — до сих пор украшает наш город, известный правда больше под более поздним именем Собанских казарм. Михаил Собанский занимал должность Брацлавского консула в Торговицкой Конфедерации, а позже (1817) — Президента Судебно-образовательной комиссии Волынской, Подольской и Киевской губерний. В 1818 стал членом только созданного Виленского печатного общества, в этом же году обязался выплачивать по 300 рублей ежегодно в пользу Волинского лицея. Он был одним из основателей польской "Черноморской торговой компании", в состав правления которой он входил. Вместе с братом Матеушем он активно развивал торговое судоходство в молодом одесском порту. Собранные на своих обширных подольских землях урожаи он переправлял на волах в Одессу и далее переправлял на экспорт — самый активный бизнес в Одессе тех лет.



Активно участвовал и в политической жизни Польши в период ее разделов и исчезновения как государства. Позже, когда Польша вошла в состав России, он был награжден орден св. Анны I-й степени. В 1822 году Михаил Собанский заявил о желании выделить 2000 рублей на памятник Копернику в Варшаве, который запланировало установить Варшавское общество друзей науки. Михаил Собанский очень выгодно женился, на Виктории Орловской герба Любич (Wiktoria Orłowska h. Lubicz), (23.(25?).II. 1772-1858), благодаря чему породнился с многими известными фамилиями. Будущая невеста Михаила Собанского училась во Львове, в частном пансионе. Ее свадьба с Михаилом состоялась 25 ноября 1790-го. Молодые сразу поселились в Ободовке. Через 10 лет, в 1800-м, тут было закончено строительство дворца. Виктория была увлечена садоводством и именно она заложила парк в Ободовке, для чего был приглашен известный ирландский садово-парковых дел мастер Дионисий Миклер. Виктория и сама участвовала в создании парка, сделанного в английском стиле, и имевшего тогда площадь в 17 гектар. Была даже специально закуплена оранжерея для парка. Видимо это ее настолько вдохновило, что она решила попробовать свои силы и в архитектуре — ей пришла в голову идея обогатить дворец постройкой башни. Причем она решила преподнести сюрприз своему мужу, находившемуся на тот момент в Италии. Михаил Собанский видимо не очень любил сюрпризы, и когда вернувшись ломой, увидел "это" — башню, воздвигнутую Викторией — пришел не то в ярость, не то в отчаяние, собрал вещи и уехал в имение Бжозовских, Соколовку. Башня может и не вписывается в общий стиль, но чтобы прямо так… Впрочем та же легенда гласит, что вскоре супруги вновь соединились в Ободовке. Виктория осталась в истории как богатая филантропка. К 1805 году Виктория Андреевна Собанская выехала в Варшаву, где знялась воспитанием подраставших детей. Закончив это занятие, она вернулась в Ободовку, не то в 1812, не то в 1815 году. Муж ее в это время наращивал семейный капитал успешной хлеботорговлей, часто при этом наезжая в Одессу. Помимо Одессы, Михаил Собанский часто бывал в Кременце, где трудился в Волынской комиссии образовательной комиссии. В 1818 году семья на два года переехала в Кременец, а по возвращении, в 1820-м году, на три года Виктория выехала с дочерьми и воспитывавшейся у нее внучкой сестры ее мужа Теклой Бжозовской в Вену, для дальнейшего образования детей. Салон Собанских в Ободовке был одним из самых значительных в Подолии, благодаря своим пышным балам с множеством гостей. Дочь их, Михалина (Michalina Sobańska), была замужем за представителем другой известной нам фамилии — Гижицких (с ее представителями вы можете встретиться в Петровке и Исаево Одесской области), Людвигом-Стефаном-Петром Гижицким (Ludwik Stefan Piotr Giżycki), а другая дочь, Идалия Аделаида (Idalia Adelajda Sobańska) — за графом Вильгельмом-Игнацием Броель-Плятером (Wilhelm Ignacy hrabia Broel-Plater), с этой фамилией мы встречались в Дашеве.
* Список Землевладельцев Ольгопольского уезда на 1914 год


Герб Юноша ( Junosza), к которому относились и Собанские.

Далее в семье Собанских начались довольно трагичные события. В 1814 году тяжело заболел глава семейства, Михаил Собанский. В мае 1823 года он отослал из Ободовки князю Чарторыйскому врачебное заключение о собственной болезни и просьбу об отставке с поста Президента Судебно-просветительской комиссии. Михаил боролся с болезнью долгие годы, но несчастья подстерегали семью и с другой стороны. Связано все было с участием сыновей в польских мятежах. Сначала, в 1826 году были арестованы Людвиг и Готард, за участие в Патриотическом обществе. Для их освобождения Виктория ездила в Петербург. Готард принял участие и в польском мятеже 1831 года, был арестован, причем вероятно приговорен был к смертной казни. Удалось выхлопотать замену казни на поселение. Его сослали в Казань. Через год, в 1832 году, в Ободовке, в отсутствие детей, Виктория Андреевна похоронила мужа. Вскоре после этого Виктория Собанская посетила сына Готарда в Казани, где добилась разрешения и построила небольшую католическую часовню. Ездила она к сыну и в новое место ссылки — Ялуторовск Тобольской губернии. За участие в восстании владения Собанских должны были быть кофискованы, но в семье имелся документ о пожизненном владении семьей Ободовским ключем, Клембовкой и селом Стена в Ямпольском уезде. Наняв адвоката Шостаковского, семье удалось отстоять большинство владений, при этом они получили право самостоятельно выбрать те имения, которые должны были перейти в казну. Так и решилась участь Ободовки — Виктория выбрала именно ее, отдав в казну Ладыжин, тоже принадлежавший Собанским. С тех пор Ободовка становится одним из главных имений Собанских. А вот владения Собанских в Одессе были конфискованы. В 1837 году в Варшаве умер старший сын — Людвиг Михайлович. В 1841 году в Ялуторовске умер и следующий сын, Готард Собанский. Виктория Андреевна выделила значительную сумму на строительство костела в Тобольске. Мать, потереявшая мужа и двух сыновей, в 1844 году уехала в Рим, где все время проводила в молитвах. Деньгами она помагала деньгами униатским монахиням-базилианкам, да так, что на ее деньги те смогли купить себе небольшой дворец. Но мятежи не оставляли Собанскую и там, на чужбине — события 1848 года заставили ее вернуться в Варшаву, отсюда она смогла занятся например установкой памятника на могиле Готарда в Ялуторовске. В Варшаве же она умерла, 29 июля 1858 года. Тело перевезли в Ободовку, где она была предана земле в фамильном склепе*.

Старший сын Михаила, Людвиг Андрей Матеуш Собанский (Ludwik Andrzej Mateusz Sobański) или Людвиг Михайлович, (31 октября 1791 — 16 августа 1837) родился здесь, в Ободовке. Он был Предводителем дворянства Брацлавского уезда и активистом Торговицкой Конфедерации. Людвиг — также активный участник польского движения за воссоздания независимого государства. Мало того, он даже занимал должность главы сначала Волынской а затем после раздела ее на три провинции, Подольской провинции несуществующего государства! Это территриальное деление было придумано Патриотичным товариществом, в которое Людвиг Михайлович вступил в 1821 году. После подавления декабрьского выступления в Петербурге стало известно и о польском "Патриотичном товариществе". В 1826 он был арестован вместе с братом Готардом. Потом начались страшные ссылки и тюрьмы. То в Петропавловке посидит аж семь месяцев (напомню, за участие в движении, ставившем себе целью раздел страны), то бедного, в Варшаву отправят, правда тоже в тюрьму. Затем опять его перевели в 1828 году в Петропавловскую крепость, откуда в следующем году отпустили. Однако видно он был очень решительно настроен в своих убеждениях о необходимости возраждения Польши, так что перед Ноябрьским восстанием 1831 года его вновь арестовали и выслали в Перьм. Там он пробыл до 1833 года, когда получил разрешение вернуться в Ободовку.

В 1823 году, в Кракове, Людвиг женился на графине Розе-Терезе Любинской (Róża Teresa hr. Łubieńska) (8.10.1799-10.12.1888), дочери Министра Справедливости наполеоновского Герцогства Варшавского. Она прославилась тем, что помогала польским военнопленным. Когда мужа в 1831 году выслали в Перьм, она, как жена-декабристка, отправилась за мужем.

* При написании материала о Виктории Орловской-Собанской использован в числе прочих материал книги Виктории Колесник "Известные поляки в истории Винничины".


Роза Тереза Собанская, урожденная графиня Любинская


Ливрейная пуговица с гербами Собанских и Любенских
(с сайта livrejka.jimdo.com)

21 января 1833 году у них родился сын. Произошло это в Ладыжине, тут же, в Подолии. Его назвали — Феликс-Хилари-Михаил Собанский (Feliks Hilary Michał Sobański). По русски это самое "Хилари" тогда писали "Гиларий". Уж не знаю как лучше.)) Зато в России он звался просто и понятно — Феликс Людвигович. В1913 году "участок" Феликса Людвиговича Собанского в Ободовке составлял уже 7166 десятин — почти 8 гектар*. Феликс Людвигович принадлежит к нашим, одесским Собанским, он кстати окончил в Одессе Ришельевский Лицей. Забавные воспоминания оставила о нем его молодая родственница, графиня Мария Грохольская (Maria hr. Grocholska) вышедшая замуж за Иеронима Собанского, из другой ветви семьи — она часто бывала у него во дворце в Ободовке и отмечает как ей, двадцатилетней на тот момент девушке было интересно с 67 летним стариком — он …" сохраняет крайне молодой ум и не гнушался такой молодой, лет двадцати кобылкой, которой я был тогда. Он говорил со мной обо всем и всегда интересно и очень живо. Никогда не было скучно в Ободовке! *
В 1852 во время эпидемии холеры Варшаве он основал и поддерживал лазарет для больных, где и сам ухаживал за больными.
* Maria z Grocholskich Hieronimowa Sobańska: "Wspominki nikłe". Grodzisk Mazowiecki, Primum 2002


Эмилия, урожденная графиня Любинская , супруга Феликса Собанского
Портрет из коллекции Ободовского дворца. Предоставлен Михаилом Собанским.


Портрет в интереьрах дворца. На календаре дата — 29 ноября 1913 года. Феликс Собанский умер 20.9.1913.
Фотографию предоставила Ольга Кучер.

Феликс пробовал себя в журналистике — но как человек со средствами, он не просто работал в издании "Dziennik Warszawski", а являлся главным в консорциуме его владельцев. По примеру своего отца, невесту Феликс-Хилари выбрал в роде графов Любинских. Его избранницей стала внучатая племянница его матери, графиня Эмилия Любинская (Emilia hr. Łubieńska) (р.11 июля или 11 августа 1837 г), дочь графа Казимира Любинского (Kazimierz hr. Łubieński) и Марии Красинской (Marianna hr. Korwin-Krasińska). Свадьба состоялась 30 сентября 1857 года. Эмилия подарила ему двух сыновей — Михаила Феликсовича и Казимира Феликсовича, а также же дочь Викторию Феликсовну (Wiktoria Sobańska) (1861-1935), вышедшей замуж за Феликса Плятер-Зиберка (Feliks Konstanty hr. Plater-Zyberk).
В конце 50-х он сменил журналистику на работу во властных структурах — служил в Канцелярии Наместника Царства Польского, князя Михаила Дмитриевича Горчакова, дослужился до чина коллежского секретаря (соответствовал чина армейского поручика). Потом он сменил административную должность на общественную — стал делегатом от Брацлавского уезда в Губернском Дворянском комитете, где активно занимался вопросом облегчения участи помещичьих крестьян — по своему, по польски. Близким его сердцу стала т.н. чиншевая схема отношений между феодалом и крестьянином — чтоб не вдаваться в подробности, чиншевое право являлось вариантом феодальной зависимости, формой закрепления отношений между феодалом и непосредственным производителем, который отдавал земельному собственнику прибавочный продукт в форме чинша. При этом в отличии от бытовавших в Европе ленных отношений, накладывавших определенные обязанности и на феодала, свободолюбивые поляки по чиншевому праву никаких обязанностей на себя брать не хотели.. Для этого подольская шляхта организовала общую комиссию от Киевской, Волынской и Подольской губернии, которая специально рассматривала этот вопрос на заседаниях в Киеве, куда наш герой был избран делегатом. Позже он стал делегатом от Подольской губернии в главной редакционной комиссии в Петербурге, занимавшейся этим вопросом — правительству приходилось считаться с мнением шляхты, то и дело намекавшей на возможные беспорядки, таки случившиеся в 1863 году…
Но Феликс Людвигович сумел отличится и до польского восстания 1863.
В 1862 Феликс Людвигович, вместе с другими польскими дворянами, собрались в Каменце-Подольском и сочинили послание Императору Александру II (только что освободившему крепостных) с требованием присоединить Подольский край и Волынь к Царству Польскому. Хотя Собанский не был ярым сторонником этого "адреса", и разумно предвидя последствия проголосовал "против", но позже, наверно из чувства корпоративной солидарности, его подпись под документом появилась. Царь инициативу не понял, и Феликс Людвигович имел возможность в течении некоторого времени ближе познакомиться с устройством Петропавловской крепости изнутри — территориальное же переустройство страны — прерогатива монарха.
Вскоре ему разрешили вернуться в Одессу, а затем и в Ободовку, однако с ясным намеком на то, что ему неплохо бы пожить за границей, например в Париже. Феликс Людвигович, незадолго до этого лишенный предводительства дворянства, как и всякий уважающий себя человек, Париж любил, и вскоре там и оказался. Любовь к Парижу и Франции у него была очень сильна и когда Франции стало худо — в 1870 Пруссия "устроила Седан" — разгромила армию Второй Империи, Феликс Людвигович устроил и оснастил за свой счет (деньги у него не отобрали) Красный Крест, и за это был удостоен Ордена Почетного легиона. В1872 он вернулся в Россию, Ободовка осталась за семьей.
* Maria z Grocholskich Hieronimowa Sobańska: "Wspominki nikłe". Grodzisk Mazowiecki, Primum 2002


На этом фрагменте фотографии 10-х гг ХХ века хорошо виден противоположный фасад ободовского дворца — южный. Слева видна башня, справа — третий этаж над основным корпусом.
Фотографию предоставила Ольга Кучер.

От родителей Феликсу Людвиговичу достались колоссальные земельные угодья. Так, от отца, согласно данным на 6 апреля 1856 года ему и сестрам достались Ободовка, Цибулевка, Гордиевка, Тростянчик — в Ольгопольском уезде; Клембовка и Стена — в Ямпольском уезде; Белоусовка, Маньковка, Паланка, Лукашевка, Ульяница и Ладыженские хутора в Гайсинском уезде. От матери, по записи от 12 июля 1856 ему достались Васильевка и Кирнасовка в Брацлавском уезде, участок незаселенной земли с водяной мельницей между Джугастрой и и Вербкой-Волошской Ольгопольского уезда, а в Одессе он выстроил 3-х этажный магазин на углу Почтовой и Канатной… В том же году Феликс Людвигович приобрел у Б.Потоцкого Тростянецкий ключ в Брацлавском уезде — Тростянец, Качуровка, Большая Стратиевка, Александровка, Севериновка, Летковка, Демковка, который он через 14 лет, в 1870-м, продал Товариществу Тростянецкого Сахарного завода. Клембовку он также продал, В. Маньковскому а Ладыженские хутора — Ч. Ярошинскому. Остальное — оставалось за ним. Под Варшавой, от его дяди Любинского, ему досталось отличное имение Гузув которое он перестроил на французский стиль позднего барроко. Он есть до сих пор, правда тоже заброшен. .
В 1884 году он выстроил в Ободовке сахарный завод, а в Кирнасовке у него был винокуренный завод.
Ободовка была избрана главной резиденцией Феликса Людвиговича.
По натуре Феликс Людвигович был бизнесмен и еще больше филантроп — так в Варшаве он активно участвовал в общественной жизни, организовал Общество сельского хозяйства и ремесленных приютов, позже стал его Президентом. Был он одним из основателей Музея Промышленности и Сельского Хозяйства, стал вице-президентом Комитета при музее, и оставался им до самой смерти. С 1875 года он принимал активное участие в деятельности Общества поощрения художеств в Варшаве, финансировал стипендии студентам, архитектурные проекты. В конце семидесятых годов, его усилиями были построены в Варшаве дом для пораженных пораличем. В1897, он расширил приют так, что он смог вместить дом для одиноких женщин и приют для сирот. Биограф Феликса Собанского Станислав Конарский рассматривает этот проект как самый серьезный акт благотворительности Собанского, упоминается еще в этом контексте создание католических приютов "Назарет" в Киеве и в его польском имении для местных крестьян. Лечение в них было бесплатным. Он был одним из основателей, а с 1872 по 1881 был вице-президентом а потом и президентом (1882-1885) Товарищества Сельскохозяйственных поселений и приютов для ремесленников. Под конец жизни он выделил 100 тысяч рублей в Пенсионную кассу сельхоз работников Царства Польского и 30 тысяч в помощь голодающим на Галичине.
Феликс Людвигович принимал активное участие и в церковной жизни, будучи ревностным католиком и глубоко религиозным человеком, помогал украшать церкви в Варшаве, Ободовке, оплачивал стипендии выпускникам семинарии, и многое другое. За эту деятельность в 7 сентября 1880 года Папа Римский Леон ХIII наградил его титулом графа, правда графа скорее на английский манер — титул мог переходить только к старшему сыну.


На этой фотографии тех же 10-х годов ХХ века — въезд украшенный инициалами FS — "Феликс Собанский", в честь приезда с учебы внука Феликса Людвиговича, Феликса Михайловича.
Фотографию предоставила Ольга Кучер.






Большая веранда на правом боковом фасаде дворца




На поляне перед дворцом, перед его главным фасадом, мы нашли то, что осталось от фонтана. За восемь лет между снимками ему стало еще хуже, с такими темпами его скоро не станет как факта...

Еще немного истории:

Вот что пишет в своей повести Владимир Шмерлинг (что за повесть и об авторе я скажу позже, чтобы не нарушать хронологию) : —
"На веранде, напротив фонтана, любил пан Михаил Собанский в полном одиночестве пить кофе и смотреть на расстилающиеся просторы, принадлежавшие ему. Ободовка только центр его имений. Собанский скупал имения разорившихся помещиков со всем добром, с землей, с утварью" *
*речь правда скорее всего идет о большой веранде, выходившей на главный фасад, она на фотографиях выше- С.К.


Здесь, на фото наверно 50-х70-х гг фонтан и площадь перед дворцом. Еще целые. Но уже со звездой.


алея парка и справа новый корпус учебного заведения

" Ободовка, местечко, принадлежит дворянину Подольской губернии Феликсу Людвиковичу Собанскому (римско-католической веры). Владетель живет въ имении и самъ ведетъ хозяйство, почтовый адрес —местечко Ободовка. Всей земли въ именіи 4208 д., въ томъ числе усадебной—46 дес. пахотной—1980 д., леса—1928 д., выгона—-16 д. и неудобной—188 д. " *
*Поместное землевладение в Подольской Губернии. Составитель В.К. Гульдман. 1898

Однако вернемся к хозяину имения — Феликсу Людвиговичу. В январе семья графа Феликса обычно уезжала из Ободовки в путешествие, причем всегда по схожему маршруту — Вена, Карсбад (Карловы Вары), Неаполь, Рим, Париж, Варшава и обратно в Ободовку — в июле. В ходе этих поездок они покупали много красивых вещей: старинные картины, скульптуры и драгоценные безделушки, которые потом украшали комнаты в Ободовке. Во дворце была шикарная библиотека в почти 12 000 томов.
В своем дневнике Мария Собанская также вспоминает июль 1899 года — посещение Ободовки епископом Лучко-Житомирским Болеславом Иеронимом Клопотовским : "Великий день в торжественной службе в церкви. Благословение. Толпы прихожан. А вечером (16 июля) во дворце большой обед в столовой для епископа и священников, которые сопровождали его, для гостей, местных чиновников и собственников близлежащих сахарных заводов."
Владимир Шмерлинг: -
"Вся прислуга его, 60 лакеев носила на груди польский герб Собанского. Этот герб был золотом вышит на попонах лошадей. Каждый год из Парижа проездом через Варшаву приезжал граф Собанский в свои владения.
С Варшавы ехали в карете, которую запрягали в двенадцать лошадей. Посередине сидел граф, а сзади кареты помещалась кухня. В карете повар сидел. Впереди кареты, по дороге, неслись всадники. Карета была построена как вагон железной дороги.
Когда ухаживал граф за панночками, предлагал:
— А не хотите ли до Варшавы прокатиться?
Запрягали в карету двенадцать лошадей, стлали им под ноги ковры и пан Собанский сам усаживал в карету панночку."
По воспоминаниям, он был достаточно заботлив к тем, кто у него работал — они имели обеспеченное будущее, пенсии, разные общества помощи и помогал их детям с образованием. Впрочем, есть и совсем противоположные воспоминания.


Феликс Людвигович Собанский
Портрет предоставлен Михаилом Собанским.

В начале ХХ века Феликс Людвигович, вместе с сыном Михаилом открывают в Ободовке сельскохозяйственную школу. В 1909 году умирает его сын Казимир Феликсович (Kazimierz Maria Franciszek hr. (primog.) Sobański), известный нумизмат. Вот что писала об этом газета тех лет:
"Варшава, 17.II. Умерший на днях в Варшаве граф Собанский завещал городу на благотворительные и просветительные цели капитал в 30 000 руб., а также редкую огромную коллекцию монет всех стран и эпох, оцениваемую в 100 000 руб." *
Мария Собанская-Грохольская пишет -
"… я не могу забыть доброго к нам дяди. Иероним (Собанский, муж Марии Грохольской ) был его крестным сыном. Однажды, в 1909 году, когда у нас получалось проводить воскресенья с детьми в Ободовке, дядя просил нас прийти к нему в покои. Я помню, как все моя четверка детей залезла на него, и как он ходил с мальчиками на плечах и с девочками на руках. После короткого разговора, дядя дал моему мужу железный ящик со ста тысячами рублей! Этот дар помог нам в будущем приобрести собственность имения в Войтовке и Краевке…"
Последние годы жизни граф Феликс Людвигович Собанский провел в основном в Париже, продолжая финансировать местные польские общества, а с 1910 года был членом Польской ассоциации работников литературы и искусства в Париже. Он умер там же, в Париже, 29 ноября 1913 года, там же и похоронен — в подземелье костела Св. Августина. В следующем году семья перевезла останки на родину, однако, как пишет Мария Грохольская-Собанская, не все смогли приехать и проститься с ее дядей — похороны состоялись уже после убийства в Сараеве, границы уже небыли открыты, надвигалась грозная буря…
Вот как она характеризует своего дядю в целом -
"Он был очень умным человеком, прекрасно управлял делами и имениями которых имел достаточно. Когда он получил их в молодости, состояние имений оставляло желать лучшего. Но большая работа и настойчивость привели их в цветущее состояние. Ободовка стала самой крупной и процветающей экономией в этом районе. Будучи человеком с большим личным обаянием, Дядя Феликс был человеком железной воли, и его сыновьям приходилось с ним не сладко. Каждому приходилось послушно следовать его правилам, которые он устанавливал в надежде, что он всегда прав — и, часто так и было. Они называли его "Патриархом" или "тираном ле-де-ла Podoli" — в том числе за его организационные способности, и прежде всего качества характера".
Таков был хозяин Ободовки.
* Русское Слово, от 3-го марта 1909 года.


Пол на террасе был выложен мраморной плиткой…


правый дворовой фасад








Во дворце главным, по видимому, был второй этаж, имевший двойное освещение — обычные и круглые окна сверху.


Таже часть дворца, 1959 год
фотография из собрания IS PAN


Труба отопления дворца. Построена уже в те времена, когда тут была школа.

задний фасад





Михаил Феликсович Собанский.
Портрет предоставлен Михаилом Собанским.

Немного истории:

Супруга Феликса Людвиговича, Эмилия Казимировна, умерла в 1921 году в Париже.
Старшим сыном Феликса Людвиговича, как я уже говорил, был Михаил Феликсович (Michał Maria Ka hr. (primog.) Sobański). Ему принадлежало имение Ольшанка, причем с точно таким же количеством десятин, что и у отца — 7166. В него я планирую попасть в следующем году… У Михаила было двое сыновей — в честь деда старшего назвали Феликсом (Feliks hr. (primog.) Sobański) (1890-1965), а младшего - Антонием (Антоний-Мариан-Генрих). Антоний родился в Ободовке в 1898 году. По примеру своего деда Феликса, в молодости увлекавшегося журналистским делом (правда, как мы помним, больше по части владения изданием) Антоний так же увлекся этим и стал довольно известным польским журналистом. В 1905 родители переехали в Варшаву. Тони Собанский, как его на американский манер звали знакомые, свободно знал 6 языков, сотрудничал с польскими изданиями, британскими Times и ВВС. Самым интересным его трудом стал "Гражданский в Берлине" (Cywill v Berline, Antoni Sobanski), где он интересно описывает зарождение тоталитаризма в Германии в 1934 году. Граф Антоний Собанский не оставил потомства. Он имел собственный дом в Лондоне и небольшое поместье в США, в Санта-Фе. Умер он в Лондоне, в 1941.
Кстати, Антону Михайловичу — так он звался в России, а Польша как мы помним, до событий 17-го года была частью страны , принадлежало свое имение — Рекчинцы в Ямпольском уезде и Хоменки в Могилев-Подольском уезде* Подольской губернии.
* Список Землевладельцев Ольгопольского уезда на 1914 год


Граф Антоний Собанский



Дальше случилась Первая Мировая война, самая страшная в истории Европы, полностью перекроившая всю европейскую карту и приведшая неизбежно ко Второй Мировой. Эта же война лишила Собанских их обширных владений в Подолии. Похоже навсегда. Мне известно, что Михаил Феликсович Собанский после начала войны открыл в Ободовке лазарет для раненых. Как Собанские встретили события 1917 года — точно мне не известно. Повидимому им просто пришлось бежать.

Зато известно, что было дальше.


Фотографию предоставил Григорий Шмерлинг.

После переворота 1917 в Ободовке была устроена коммуна, "Бессарабская коммуна", которую возглавил ни кто нибудь, а сам Григорий Котовский. На странице издания "Независимая Молодова" за 28 октября 2005 года, в статье, посвященной 110 летию кинематографа пишется: -
"К этому времени, даже при отсутствии собственной съемочной базы, в Молдавии были сняты несколько документальных и игровых кинолент выпускниками Одесского кинотехникума. В 1928 г. выпускником кинотехникума Г.Александровым была снята полнометражная документальная лента "Бессарабская сельскохозяйственная коммуна". Эта коммуна, организованная Г.И.Котовским, состояла в основном из демобилизованных бессарабцев, которым возвращение на родину ничего хорошего не сулило. Коммуна была образцовым сельскохозяйственным предприятием на левобережье Днестра в бывшем панском имении Ободовка. Здесь издавалась собственная газета-многотиражка "Бессарабская коммуна". Во время жатвы редакция газеты выезжала прямо в поле и там, установив печатный станок на платформе грузовика, выпускала свежий номер, где освещался ход уборки урожая".



Совершенно уникальный материал о ободовской коммуне прислал мне Григорий Шмерлинг, отец которого, Владимир Шмерлинг, написал в 20-30-х годах ряд материалов о Бессарабской Коммуне. Помимо интересного рассказа о жизни ободовской коммуны, там есть и ряд уникальных фотографий. Тексты материалов о коммуне читайте тут
Цитаты из книги Владимира Шмерлинга "Повесть о Бессарабской Коммуне" я приводил выше, рассказывая о Собанском. Саму повесть можно прочесть тут


На этой фотографии еще видна галерея, связывавшая части дворца. Табличка, которую я приводил ранее, взята с этой фотографии — на ней дворец еще совсем целый.
Фотографию предоставил Григорий Шмерлинг.


Коммунары повесили свою, нопочему то не сбили старую табличку.


Напоследок еще одно фото дворца, сделанное Владимиром Шмерлингом уже в 1935 году. Характерно, что дворец значится уже не Коммуной", а Дворцом культуры коммуны. И табличка Собанского есть, а коммунарской уже нет.
Фотографию предоставил Григорий Шмерлинг.

Надо отметить, что как пишет Dziennikpolski 24, все годы советской власти дворец простоял во вполне приличном состоянии, довольно ухоженый, правда без мебели, картин, и большей части внутреннего убранства.

и еще несколько фотографий не вошедших в повествование:

пара коптерных кадров




верх парадного портала



левая дворовая часть от обрушившейся левой части дворца


Вот такая история… С продолжением.

P.S. По данным, приводимым на сайте www.holocaust.kiev.ua в созданном в Ободовке лагере в годы Великой Отечественной Войны погибло около 11000 человек.

Первая часть тут - http://m-a-d-m-a-x.livejournal.com/150924.html
Третья часть тут - http://m-a-d-m-a-x.livejournal.com/151660.html
За большими картинками-переростками, как всегда, ко мне - http://m-a-d-m-a-x.livejournal.com/151250.html
В третей части будет дворец изнутри, или... то что от него осталось...


ну как то так =)
Tags: Архитектура, Мандри, Погляд мандрівника, Проекти блогерів, Украина
Subscribe
promo ua april 7, 2013 00:40
Buy for 5 000 tokens
Ласкаво просимо в спільноту "Кращі пости українського ЖЖ". Кожен з учасників може пропонувати свої чи чужі пости на розгляд редакції ЖЖ-Україна. Найцікавіші пости потраплять в блог ibigdan, на LiveJournal.ru і в LJTimes. Обов'язково читайте "Правила спільноти". правила спільноти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments